ЦЕНТР ЭПИЛЕПТОЛОГИИ
И НЕВРОЛОГИИ
ИМ. А.А. КАЗАРЯНА

Практическая деятельность клиники включает комплексное обследование пациентов страдающих эпилепсией, расстройствами сна, психогенными приступами, синкопальными состояниями и другими пароксизмальными нарушениями, ДЦП, различными формами задержки речевого развития, синдромом гиперактивности с дефицитом внимания.

Часто задаваемые вопросы про ЭЭГ / видео-ЭГ мониторинг

Заблуждения и разъяснения относительно метода ВЭМ (видео-ЭЭГ мониторинга).


1. Чем больше длительность исследования, тем больше информации получит врач (выше информативность исследования). Это так?

Статистически, да. Но в каждом конкретном случае есть некая оптимальная продолжительность исследования. Поэтому длительность исследования должна определяться врачом. Так, например, ребенку с синдромом Веста и частыми инфантильными спазмами может быть достаточно 2—4 часов записи для того, чтобы получить полную картину ЭЭГ изменений и зарегистрировать приступы. С другой стороны, взрослому человеку с предположительной эпилепсией, особенно если предыдущие обследования не выявляли патологической активности, показано проведение длительного ночного, суточного или даже многосуточного видео-ЭЭГ мониторинга.

Приуроченность приступов к тому или иному времени суток также определяет время, в которое должно проводиться исследование.

Цель все та же — получить максимум информации при минимальной продолжительности записи видео ЭЭГ.

2. Проведение видео-ЭЭГ мониторинга обязательно «покажет» эпилепсию?

Не обязательно. Существуют формы эпилепсии, при которых эпиактивность не выявляется даже при длительных исследованиях (эпиактивность в головном мозге есть, но не регистрируется на ЭЭГ). Причина этого - существующие ограничения метода. Такая ситуация создает дополнительные трудности при необходимости дифференцировать эпилепсию и неэпилептические состояния. Достаточно однозначный ответ в этом случае может дать регистрация пароксизма во время видео-ЭЭГ мониторинга. Как правило, для этого необходимо проведение длительного исследования (вплоть до нескольких суток непрерывной записи).
Иногда, если очевидно заболевание эпилепсией, «гнаться» за тем, чтобы зарегистрировать эпиактивность нет необходимости.

3. Можно ли по ВЭМ прогнозировать развитие эпилепсии в будущем и предупредить заболевание приемом противоэпилептических препаратов?

Нет, эпилепсия - клинический диагноз, то есть для постановки диагноза необходимо либо наличие приступов (судорожных или беcсудорожных), либо появившихся и прогрессирующих когнитивных расстройств (память, внимание, мышление), обусловленных частыми эпилептическими разрядами в головном мозге, что приводит к нарушению его работы – эпилептическая энцефалопатия.

У относительно небольшой части детей (по данным В.Ю. Ноговицына и соавт. 2006 г.), около 0,3% на ЭЭГ регистрируется эпилептиформная активность, однако нет никаких клинических проявлений заболевания. Это здоровые люди, а лечить здоровых людей (чаще всего детей) противоэпилептическими препаратами не очень гуманно, не правда ли? Особенно если учесть частоту и тяжесть побочных эффектов любого из противосудорожных средств...

Этот вопрос перекликается с другим:

4. Почему рекомендуют проведение ЭЭГ / видео-ЭЭГ исследования при многих, заведомо неэпилептических состояниях (головных болях, например)?

Врачи это часто делают традиционно, либо для того, чтобы создать иллюзию, что они обследуют человека и пытаются ему помочь. Соответственно международным стандартам, метод ЭЭГ наиболее информативен в дифференциальной диагностике эпилепсии с неэпилептическими пароксизмальными состояниями, а так же для уточнения формы эпилепсии и оценки эффективности противоэпилептической терапии, либо при планировании хирургического лечения эпилепсии. Нарушения, которые выявляются в ЭЭГ при других патологических состояниях, чаще всего носят неспецефический характер и никак не влияют на диагностику и тактику лечения. А скорее наоборот, только множат вопросы в головах родителей и запутывают самого врача. Поддержанию этой ситуации способствует существование так называемых медико-экономических стандартов, соответственно которым невролог обязан назначить ЭЭГ даже в тех ситуациях, когда в этом нет никакого смысла.

5. Частая ситуация: по рекомендации невролога мы недавно сделали ЭЭГ, получили заключение: Диффузные изменения БЭА головного мозга. Дисфункция диэнцефально-стволовых структур. Испугались, и решили повторить исследование в другом центре. Получили нормальное заключение. Почему так? Вроде мы ничем не лечились...

Причиной этого, является разница в мировоззрении расшифровывающих ЭЭГ нейрофизиологов, которые в России долгие годы могли даже не иметь медицинского образования, и врачей-эпилептологов, которые каждый день ставят диагнозы и назначают лечение. Фразы «раздражение срединно-диэнцефальных, орально-стволовых структур и т.д.», являются физиологическими гипотезами о причине тех или иных изменений в ЭЭГ. Более того, в большинстве случаев эти изменения являются вариантом нормы.

Таким образом, разница в традициях написания заключений связана с различными целями, которые ставят перед собой специалисты, так цель врача-эпилептолога поставить диагноз на основе патологических изменений ЭЭГ. Тогда как нейрофизиологи пытаются отразить в своих заключениях сложное устройство головного мозга и формулируют гипотезу о взаимодействии тех или иных отделов, которые привели к формированию особенностей ЭЭГ конкретного человека, во многих случаях являющихся вариантами нормы.

Обратный звонок

Вопрос

Текст отзыва